2016/05/01

Адыгэ Хабзэ и кодекс бусидо, черкесские уорки и японские самураи.

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Нация гибнет тогда, когда перестают рождаться мужчины, готовые сражаться и умирать за неё...

Ветер, ветер поет в ущельях Кавказских гор, ветер срывает нежные лепестки цветов с веток сакуры на склонах Фудзиямы. А может это и не ветер вовсе, а души погибших воинов пытаются говорить с нами, живыми?






Кавказ и Япония — две точки на карте, которые разделяют тысячи километров. Культурные, торговые и исторические связи между этими регионами сильно ограничены даже сегодня, а в эпоху позднего средневековья их не было вовсе. Казалось бы, что общего? И тем не менее, тонкая незримая нить, связывающая их вместе, все же существует...


Уорк Хабзэ и бусидо.  


Средневековый японский воинский этикет бусидо́ сложился в эпоху феодализма, как этикет многочисленного сословия рыцарей-самураев, безоговорочно подчинявшихся своим владетелям – даймё. По сути, бусидо— это неписаный кодекс поведения самурая в обществе, некий свод правил и норм «идеального» воина. Поэтому первоначально трактовавшееся как «путь коня и лука», в дальнейшем бусидо и по названию стало означать «путь самурая, воина» («буси» — воин, «до» — путь, учение). Кроме того, слово «до» переводится ещё и как «долг», «мораль», что полностью согласуется с классической философской традицией Японии, где понятие «путь» является некой этической нормой. Таким образом, бусидо — это самурайская мораль, морально-этический кодекс. 


Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Японский генерал XIII - XIV вв. на коне в полном вооружении. На воине классический большой доспех о-ёрой, он вооружен японским боевым луком дайкю и длинным мечом сиридзая-но-тати. Нижняя часть ножен меча покрыта шкурой тигра - согласно этикету, строго регламентировавшему оправы мечей японских самураев, меч с такими ножнами мог носить только самурай очень высокого ранга, крупный военачальник.


То же самое можно сказать и о воинском этикете адыгов XVI – первой половины XIX вв., сформировавшемся в среде составлявших значительную часть населения Черкесии дворян – уорков, единственными достойными занятиями для которых были война и охота. Отсюда термин «уорк хабзэ» («уорк» - дворянин; «хабзэ» – обычай), т.е. рыцарский (дворянский) этикет, который также как и у японцев, предписывал внешне спокойное перенесение страданий, презрение к смерти, безусловное повиновение старшим, чрезвычайную, по нынешним понятиям доходящую до абсурда, скромность и вежливость. Кодекс уорк хабзэ и бусидо, проникнутые духом рыцарской чести и воинского достоинства, знаменовали собой переход общества от высшей ступени варварства к цивилизации, совпавший, как и у всех других народов, с образованием военно-феодальной знати. Однако, в отношении соблюдения рыцарских норм поведения на войне и в быту, адыги и японцы оказались «на голову выше» всех остальных. Им удалось развить свои воинственные обычаи до идеальной тонкости и виртуозности, воплотить их в живые, привлекательные формы и возвести цельную, стройную систему военной культуры, вызывавшую удивление и восхищение у современников и потомков, служившую предметом заимствований для соседей (многие элементы военной культуры у адыгов переняли другие кавказские народы, а также закубанские ногайцы и казаки (возможно Вам будут интересны статьи: Запорожские, донские, кубанские казаки-характерники или "Лыцари". Запорожские козаки и их рыцарский кодекс) и даже экспорта на иную государственную почву, как это было в мамлюкском Египте (подробней в статье: Черкесские мамлюки (мамелюки) в Египте - воины-рабы). 



Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Черкесский князь на коне в полном вооружении. Гравюра XVIII века. Худ. К. Г. Гейслер. Воин защищен кольчугой, налокотниками и низким шлемом с кольчужной бармицей (мисюркой). В более раннее время комплект защитного вооружения дополнялся кольчужными чулками и наколенниками. Вооружен композитным черкесским луком, саблей со штыковым концом и кинжалом (на гравюре не видны), на боку большой колчан со стрелами. Согласно воинскому этикету того периода,  черкесские князья носили обувь красного цвета, дворяне желтого, простые воины - черного или коричневого цветов.



Моральные нормы. 


И уорки и самураи были профессиональными воинами, для которых война являлась образом жизни, главным средством достижения уважения и высокого положения в обществе, основным источником материального благосостояния. Соответственно, основной упор в воспитании молодежи делался на персональную физическую и военно-прикладную подготовку. Но черкесские и японские аристократы растили своих сыновей не в качестве хладнокровных и безжалостных убийц, а в качестве защитников, само существование которых оправдывалось готовностью пожертвовать личными интересами и даже самой жизнью ради интересов общества, выражавшихся в интересах клана, общины или всей страны. А способность к самопожертвованию требовала формирования определенной морали. Ибо на жертвы человек способен лишь тогда, когда он видит в них смысл, то есть тогда, когда у него есть внутренний стимул - потребность в служении идеалам. К тому же жестокости войны, при отсутствии незыблемых нравственных ориентиров, быстро превращают человека в зверя. Поэтому в среде военной аристократии вопросам нравственного воспитания уделяли не меньшее внимание, чем физической и военной подготовке. 

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Гибель японского военачальника Ходзё Суенага (на картине справа) в битве с монголами, вторгшимися на Японские острова в 1274 году (первое вторжение). С японского свитка XIII века. 

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Уэсуги Кэнсин, он же Нагао Кагэтора (1530-1578) - один из самых талантливых полководцев и наиболее влиятельных японских даймё эпохи Сэнгоку, или "Воюющих провинций" (XV - начало XVII вв). С 7 до 14 лет воспитывался в монастыре и всю жизнь отличался религиозностью и крайним аскетизмом. За смелость получил прозвища "Дракон из Этиго" (по названию небольшой провинции на северо-западе Японии, которой управлял) и "Бисямонтэн" (японский бог войны). Уэсуги Кэнсин, как и многие самураи своего времени слагал стихи. В частности, хорошо известно его предсмертное стихотворение: «Ни раем, ни адом меня уже не смутить, и в лунном сиянье стою непоколебим — ни облачка на душе».

Легендарным стало противостояние Уэсуги Кэнсина с другим могущественным японским полководцем, владетелем провинции Каи - Такедой Сингеном (1521-1573). Несмотря на противоборство, Кагэтора и Такеда испытывали друг к другу глубокое взаимное уважение, а их вражда носила поистине элитарный, рыцарский характер, который лучше всего иллюстрирует знаменитая «история с солью». Поскольку владения Сингэна находились в горах, он мог получать соль, только поддерживая постоянные хорошие отношения с семейством Ходзё. Во время одной из военных кампаний глава дома Ходзё прекратил снабжать Сингэна солью. Нагао Кагэтора, узнав об этом заметил, что Ходзё совершил подлый поступок, и послал Сингэну некоторое количество соли из собственной провинции, добавив при этом следующие слова: «Я воюю не солью, а мечом».

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Сражение черкесской дворянской конницы с царскими войсками под Анапой в 1828 году.

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Черкесский (шапсугский) первостепенный дворянин (тлекотлеш) Хаджи Гузбек Шеретлук (1777 - 1840), он же Тугужоко Кызбеч (Казбич). Худ. Джеймс Белл. В период Кавказской войны, за героизм и мужество, получил в народе прозвище «Лев Черкесии». Царские генералы неоднократно пытались его подкупить, но он до конца жизни оставался верен своей Родине, бесстрашно сражаясь за ее свободу и независимость. Потерял в Кавказской войне обоих своих сыновей. По описаниям современников, был человеком железной воли и несгибаемого духа, отличался благородством, аскетизмом, скромностью и религиозностью. В конце жизни совершил паломничество (хадж) в Мекку, вследствие чего к его имени стали добавлять почетное звание Хаджи. Умер от многочисленных старых ран, полученных в разных сражениях.


В знак особого почтения и признания заслуг Казбича, слепой народный певец-сказитель джэгуако, еще при жизни героя (случай чрезвычайно редкий в черкесском обществе того периода), сложил о нём героическую песню:

"Полная луна - навершие его шлема,
Его тетива никогда не срывается,
Кизбеч на мечах биться любит,
Пикой могучей врагов повергает,
Войско огромное его устрашить не может.

Муж, к подвигам всегда готовый,
Раненых с поля боя выносит,
Среди мужчин - он лев,
Пленных выкупает.

Двое его сыновей орлам подобны,
Князья адыгской земли мечтают увидеть его,
Слава о нем до русского царя доходит,
Египетский царь ему приветствие шлет..." 

Говорят на склоне лет, уже отойдя от ратных дел, Казбичь любил слушать эту песню... Воистину, все мы умираем, и никто не знает часа своей кончины, но некоторые проживают свою жизнь так, что остаются в памяти потомков мужчинами.


Несмотря на то, что кодексы бусидо и уорк хабзе развивались параллельно и абсолютно независимо друг от друга, схожесть их фундаментальных основ просто поразительна. В системе адыгского этикета имелось шесть базовых определяющих ценностей: совесть, человечность, почтительность, разум, мужество и честь. Нормальное функционирование системы предполагало их постоянное взаимодействие и тесную взаимосвязь. По представлениям горцев, игнорирование хотя бы одной из этих ценностей, неизбежно приводило к ошибкам в нравственном мышлении и поведении человека. К примеру, неадекватные понятия о совести, способны были блокировать проявления человечности или мужества, недостаток мужества - спровоцировать действия, противоречащие чести. Основополагающие принципы адыгской этики распространялись и на военную сферу. В рыцарских благородных традициях были выдержаны правила ведения войн, сражений и поединков. 

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Идеалом мужчины в адыгском обществе, начиная с периода средневековья и вплоть до второй половины XIX века, был благородный наездник-рыцарь, неукоснительно соблюдавший морально-этические нормы адыгэ хабзе, избравший путь служения своей Родине и своему народу. Худ. А. О. Орловский "Восточный воин".

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Идеалом мужчины в японском обществе, начиная с периода средневековья и до второй половины XIX века, был благородный воин буси, неукоснительно соблюдавший морально-этические нормы буси-до, избравший путь служения своему господину, клану, а в более широком смысле (как, например, во времена вторжений монголов в Японию) - императору и всей стране.

Основные принципы кодекса бусидо практически идентичны – это прямодушие, сострадание, вежливость, искренность, благородство, преданность, храбрость и самообладание. Подчеркивая важность их взаимосвязи и взаимовлияния, один из выдающихся самураев средневековой Японии Датэ Масамунэ говорил: «Храбрость без самообладания – это фарс. Вежливое поведение без искренности является ложью». 

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Датэ Масамунэ. Старинная японская гравюра.

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Японский самурай Хатакэяма Сигэтада (убит в 1205 году по приказу регента сёгуна Ходзё Токимаса), несмотря на многочисленные раны, демонстрирует огромное самообладание и хладнокровно покидает поле брани верхом, увозя  отрубленную голову врага.


Истоки двух системпри всех своих отличиях, также имели много общего. Японская, как известно, возникла из смешения отдельных философских аспектов дзен-буддизма, синтоизма и конфуцианства, ассимилированных в простые и доступные для самураев понятия. В основе черкесской лежала крепкая духовно-нравственная самоорганизация народа, исповедовавшего язычество. Однако язычество адыгов имело те же анимистические корни, что и синтоизм японцев. И там и здесь - вера в духовную сущность вещей, одушевлённость всей природы, обожествление ее сил и поклонение им. Правда, при всем этом нужно отметить, что в отличие от японского, адыгский этикет формировался в обществе с предгосударственной военно-демократической структурой, где власть князей над дворянами, как впрочем, и над крестьянами, была еще слабо установлена. Соответственно, принципы служения и преданности вассала своему сюзерену, считавшиеся одними из определяющих в системе бусидо, в системе уорк хабзэ были не столь жесткими и безоговорочными. 

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Конфуций (551-479 до н.э.) - мыслитель и философ древнего Китая, со своими учениками Янь Хуэйем и Цзэн Саном на Абрикосовом алтаре. Японская гравюра.

Хотя конфуцианство часто называют религией, в нем нет института церкви и для него не важны вопросы теологии. Конфуцианская этика не религиозна. Идеалом конфуцианства является создание гармоничного социума, построенного на идее "преданности-лояльности" в отношениях между подданным и господином, направленной на сохранение социальной гармонии в обществе и самого общества как такового. В несколько видоизмененном виде, это положение легло в основу канонов преданности японского самурая своему дайме.

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Тории храма Якусуни - один из основных символов японского синтоизма. Особое положение святилища Якусуни (дословно "храм мира в стране"- японск.) в Токио, определяется тем, что в отличие от других храмов синто, там поклоняются не ками (в синтоизме духовная сущность, бог), а душам воинов погибших за Японию и Императора. При этом верховным божеством храма является сам Император Японии. 


Тории (букв. "птичий насест") - устанавливаемые перед кумирнями или синтоистскими святилищами ритуальные врата, символизирующие границу между реальным миром и миром духов. Традиционно представляют собой деревянные (зачастую выкрашенные в красный цвет) ворота без створок, из двух столбов, соединённых наверху двумя перекладинами. Многие синтоистские кумирни имеют несколько тории, некоторые (святилище Фусими Инари в Киото) - тысячи. Считается, что человек, добившийся успеха, должен пожертвовать храму тории. В прошлом японцы верили, что души умерших уносят с собой птицы, которые нередко отдыхают на этих сооружениях.

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Дух лисы кицунэ помогает знаменитому японскому кузнецу-оружейнику Мунечика (согласно преданиям жил в X веке) ковать меч "ко-кицунэ-мару" (лисенок). Подобные сюжеты наглядно демонстрируют анимистические корни религиозных верований японцев. Гравюра XIX века. Худ. Огато Гэкко.

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Священная роща адыгов. В таких рощах горцы Северо-Западного и Центрального Кавказа приносили жертвы и поклонялись духам природы и духам умерших предков до принятия христианства и ислама.

Эталон мужчины. 


Сообразно с двуедиными принципами воспитания тела и духа, в представлениях адыгов и японцев выступает и сам образ идеального мужчины-воина. Черкес должен был в совершенстве владеть конем и оружием, обладать мужеством, силой воли, презрением к смерти, воинской доблестью, непримиримостью к врагу; глубоко почитать и выполнять заветы дружбы; обладать чувством собственного достоинства, самолюбием и гордостью, не позволять никому оскорблять свою честь и честь своего рода; чтить священные места, безоговорочно повиноваться старшим; знать древние обычаи и предания и черпать в них примеры доблести, дружбы, храбрости, чтобы подражать славным подвигам героев прошлых времен; быть скромным, гостеприимным, хлебосольным и трудолюбивым, а также красноречивым, уметь поддержать беседу, высказывать свое мнение так, чтобы приятно было его слушать. Кроме того, он должен обладать умением слагать и читать стихи, чтобы передавать молодому поколению примеры мужества и доблести предков. К женщине мужчина должен проявлять предупредительную вежливость и уважение, а в молодые годы — целомудренное отношение, не допуская ничего оскорбительного для ее нравственности. Ему необходимо быть хорошим охотником и удачливым наездником, поскольку от этого, в значительной степени, зависят его материальная обеспеченность и авторитет в обществе.

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
"Черкесский набег". Худ. Франц Рубо. Набеги являлись неотъемлемой частью жизни черкесской военной аристократии. Но не жажда наживы была их основной движущей силой, а жажда славы и общественного признания. В набегах каждый воин мог продемонстрировать все свои лучшие качества, а главное, проявив храбрость, умение владеть конем и оружием - заслужить авторитет и обрести высокий социальный статус в обществе.

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
"Схватка в горах". Худ. Франц Рубо. В таких ситуациях, горец мог положиться только на верное плечо товарища, свое личное мужество и воинское мастерство, резвость и выносливость своего скакуна,  безотказность винтовки и остроту своей шашки.

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Герой адыгского героического эпоса нарт Ашамэз с флейтой - камылем. Согласно анимистическим преданиям адыгов, флейту Ашамезу подарил бог плодородия Тхаголедж. Эта флейта имела белый и черный концы и обладала волшебными свойствами. Если нарт играл на белом конце - мир расцветал, умножались стада и возрастал урожай. Если же он играл на черном конце - земля пустела, природа увядала, умирали люди и звери. Таким образом, в этом мифологическом сюжете нашли свое отражение и объяснение реальные природные процессы: смена времен года, рождение, старение и смерть.

Камыль - национальная адыгская открытая продольная флейта, которую в древности изготавливали из тростника (на что указывает название - къамыл с адыгск. озерный тростник), а к XVIII - началу XIX века, стали делать из металлических трубок (чаще всего, из стволов старых кремневых ружей). Её длина составляла около 700 мм, а в нижней части имелись 3 игровых отверстия. Вплоть до второй половины XIX века камыль был неотъемлемой принадлежностью адыгской гостиной - хачеща и им мог воспользоваться любой вошедший в дом. На камыле играли и простые пастухи, и прославленные воины, среди которых было немало известных флейтистов - камыляпшей.

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
"Воспоминание о прошлом". Худ. Мухамед Хахандуков. На картине изображен горец, играющий на адыгской скрипке — шычепшыне, струны которой изготавливались из конского волоса (адыг. шыкIэпшын, кабард.-черк. шыкIэпшынэ, от шы — «конь», кIэ — «хвост», пшын(э) — «музыкальный инструмент»).

Адыгская скрипка - шычепшын, наряду с апепшыном (адыг. апэ - рука, пшын(э) - музыкальный инструмент) - родом щипковой струнной балалайки, были основными музыкальными инструментами народных певцов-сказителей джэгуако, игравших важнейшую роль в черкесском обществе, в том числе и во время войны. Обычно сказители наблюдали за ходом сражений, а затем прославляли в своих песнях героев и высмеивали трусов. Их песни могли вознести человека до небес, но могли и ввергнуть его в пучину позора, что означало потерю "лица" и было хуже смерти. Многие черкесские уорки и князья сами прекрасно играли на шычепшыне и апепшыне, владели искусством импровизации. Одним из таких воинов-поэтов был знаменитый кабардинский князь Магомет Аш Атажукин.

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Черкесская конница в походе. Впереди, на белом коне, знатный всадник, который играет на 1апэпщынэ (апепщыне) - струнном щипковом музыкальном инструменте наподобие балалайки. Художник Франц Рубо.

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Магомет Аш (адыгск. - колчерукий) Атажукин (...? - 1846) - черкесский (кабардинский) князь, участник Кавказской войны, на протяжении многих лет возглавлявший партии горцев, нападавших на укрепленные линии царских войск, со всех сторон окружавших вольную Черкесию. В одном из сражений был ранен в правую руку, которая оказалась настолько искалеченной, что стала сохнуть (отсюда и получил свое прозвище).  Научился владеть шашкой и также метко стрелять левой рукой, как когда-то правой. Обладал всем необходимым  набором человеческих качеств, считавшихся эталонными для черкесского витязя. Во время одного из набегов в район Ставрополя, возглавляемая им партия попала в окружение. Магомет Аш вырвавшийся в одиночку из западни, не пожелал бросить своих товарищей - вернулся и погиб вместе с остальными.

Согласно сохранившимся сведениям, Магомет Аш Атажукин был великолепным импровизатором, виртуозно играл на шычепшине, сочинял стихи и песни, которые сам превосходно исполнял. Рассказывают, что однажды, получив известие о нападении царских войск, он поспешил на помощь воинам вступившим в неравный бой с противником. Неподалеку от места сражения, князь остановил группу знатных уорков, бегущих с поля брани, и приказал им вернуться обратно. Те отказались, считая это безумием. Тогда герой в гневе бросил им в лицо: "Подождите подлые трусы, вот прогоним врага, я вернусь и обрушусь на вас с песней". Услышав это, уорки последовали за Магометом: страх быть опозоренными в песне, пересилил в них страх смерти.

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
"Черкесская пляска". Гравюра конца XVIII века. Худ. Е. Корнеев. Мужские танцы у адыгов имитировали сражения, во время которых в игровой форме отрабатывались те или иные элементы боя. Кроме того, они были призваны возбуждать и поднимать воинский дух бойцов.

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
"Зафак1эу (зафак)".  Худ. Мухамед Хахандуков. Парный танец адыгов - эталон рыцарского, целомудренного отношения мужчины к женщине, интимный разговор двоих, без слов, без прикосновений... Даже в качестве партнеров по танцам (не говоря уже о спутниках жизни) черкешенки предпочитали не богатых и знатных, а тех, кто покрыл себя славой на полях сражений, проявил удаль и отвагу в набегах. Естественно, подобные предпочтения женщин еще больше стимулировали героизм мужчин.


В свою очередь «всесторонне» образованный японский аристократ так же обучался боевым искусствам: фехтованию, стрельбе из лука, дзю-дзюцу (искусству боя без оружия), верховой езде, владению копьем, тактике и т.п. В то же время, немаловажную роль в его образовании играли дисциплины, напрямую не связанные с военным делом, например: каллиграфия, этика, стихосложение и история. Причем из перечисленных искусств, каллиграфию японцы выделяли особо, поскольку рассматривали свои письменные знаки – иероглифы в качестве миниатюрных рисунков, которые обладали не только художественной ценностью, но и отражали внутренний мир человека.


Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Схватка самураев. Японская гравюра.

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Японский самурай стреляет из лука. Японская гравюра. Худ. Мизуно Тошиката.

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Легендарный японский фехтовальщик Миямото Мусаси (1584 - 1645) упражняется с двумя деревянными мечами-бокенами. Японская гравюра. Худ. Утагава Куниёси.

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Японский самурай упражняется в каллиграфии и стихосложении.

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Самурай Тайра-но Цунэмаса играет на японской лютне бива в храме богини Бэитен на острове Чикубу. Гравюра XIX в. Худ. Цукиока Ёситоси.

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Японский самурай играет на поперечной флейте рютэки. Гравюра XIX в. Худ. Цукиока Ёситоси.

У черкесских уорков и японских самураев (впрочем, как и у европейских рыцарей) религия, поэзия, музыка, танцы (а у японцев еще и каллиграфия) играли роль некоего стабилизирующего психологического «якоря», который не позволял воину среди ужасов войны, крови и убийств впасть в безумие и превратиться в чудовище.



Этикет клинка. 


Из огромного числа неписанных этикетных норм, регламентировавших жизнь японского самурая, значительная часть, естественно, была связана с правилами поведения человека на войне, ношением и применением оружия. При всей кажущейся надуманности, некоторых из них, все они имели сугубо практический смысл, вырабатывались исключительно опытным путем и были оплачены кровью погибших соратников. Так, например, преклонение колена перед вышестоящим по иерархической лестнице самураем, не только означало покорность вассала, но и ставило его в положение, из которого труднее было обнажить меч и напасть. 



Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Японский самурай преклонил колени перед вышестоящим по иерархической лестнице самураем. Японская гравюра.


Большинство самураев, как правило, пользовалось парой мечей – коротким и длинным. И если воин носил более длинный меч на правом боку (т.е. его нужно было доставать левой рукой), это означало, что он исполнен мирных намерений, если же на левом – являло верный признак агрессии. Войти в дом самурая с длинным мечом за поясом мог только глава клана (даймё) или самурай, стоящий рангом выше хозяина дома. В других случаях более длинный меч, в знак добрых намерений, обычно передавался слуге хозяина дома, который с соответствующими почестями относил его в соседнюю комнату и клал на специальную деревянную подставку до окончания визита. Если визит затягивался, то и короткий меч извлекался из-за пояса и располагался справа, поблизости от гостя, рукоятью к нему и клинком в ножнах – к хозяину дома. Положить меч рукоятью к хозяину, значило нанести ему оскорбление, усомнившись в его молниеносности и мастерстве фехтовальщика. Любые движения в сторону меча гостя считались бесчестными и могли вызвать негативную реакцию. Попытки коснуться чужого меча или оттолкнуть его в сторону, а так же обнажение оружия на улице, удар ножнами о ножны, бряцанье оружием, воспринимались как вызов, за которым мог последовать удар без предупреждения. 


Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Пара мечей дайсё: длинный меч - катана, короткий - вакидзаси. Ношение двух мечей было исключительной привилегией самурайского сословия, отличавшей его от всех остальных сословий.

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Японский самурай с двумя мечами - коротким и длинным, на левом боку, что являет верный признак его воинственных намерений. Худ. Утагава Куниёси.

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Пара мечей дайсё на специальной подставке катана-какэ. Обычно на такой подставке лежали мечи хозяина дома.  На такую же подставку укладывали и меч гостя.

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Классические самурайские ламеллярные доспехи о-ёрой (букв. - большой доспех), использовавшиеся воинами буси в X - XV веках. В более позднее время их носили как знак престижа. Высшим шиком считалось ношение подлинных старинных фамильных доспехов, скажем, периода войны Гэмпей (1180-1185), участвовавших в каком-нибудь знаменитом сражении той эпохи. Подобные легендарные (и одновременно антикварные) доспехи сохранялись в самурайских семьях как драгоценные реликвии и стоили баснословно дорого. Интересно отметить,что польский аристократ Ян Потоцкий, посетивший Черкесию в конце XVIII века, описывал аналогичную ситуацию с черкесскими старинными кольчужными доспехами.


Утонченные правила обращения с оружием занимали важное место и в этикете черкесских дворян. Так, например, клинковое оружие нельзя было без достаточно веской причины обнажать. Обнажить оружие, угрожая им, и не применить его, считалось большим позором. Оружие (особенно огнестрельное) запрещалось направлять в сторону человека (подробней: Огнестрельное оружие Кавказа - черкесское винтовальное кремневое ружье). При передаче из рук в руки, холодное оружие никогда не протягивали клинком вперед. В то же время, считалось неправильным передавать его рукоятью вперед с клинком, обращенным в свою сторону. Неосторожное или неуважительное отношение к чьему ­либо оружию воспринималось как оскорбление. В частности, так отнеслись бы к действиям человека, взявшего без разрешения хозяина оружие, чтобы рассмотреть, и не положившего его аккуратно на место, а небрежно бросившего. Таким же оскорблением было бы оттолкнуть от себя чьё-то оружие, вместо того, чтобы попросить об этом его владельца. Оскорбительным для уорка было и любое негативное (пусть даже случайное) действие (например ранение или удар) в отношении его коня 
(подробней: Кабардинская (черкесская) лошадь). 


Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Черкесский князь и простой черкес. Гравюра конца XVIII века. Худ. К. Г. Гейслер. На рисунке хорошо видно, как отличалось вооружение аристократа и простолюдина. Первый облачен в доспехи и вооружен кинжалом, саблей со штыковым концом, луком и стрелами. Второй - шашкой и кинжалом.

По-видимому, примерно в середине XVII  века у адыгов произошло разделение элементов вооружения: за князьями и дворянами остались кольчужный доспех, сабля со штыковым концом, лук и стрелы (что, впрочем, не воспрещало им ношения любого другого оружия, в том числе и огнестрельного, по их вкусу и выбору). Крестьяне же могли использовать только кавказские кинжалы кама, шашки и огнестрельное оружие - кремневое ружье и/или пистолет (носить доспехи, пользоваться луком, стрелами и саблями им запрещалось). 



Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Черкесские князья и дворяне. Гравюра XVIII века. Как видно на иллюстрации, их вооружение включает защитные доспехи, луки и стрелы, сабли со штыковым концом. Вместе с тем, крайний справа воин держит на плече кремневое ружье, а старший князь (2) - символ власти, булаву (возможно Вам будет интересна статья: Шестопер, пернач, булава - символ власти и холодное оружие казаков).


"Правила движения".


Существует мнение, что даже левостороннее движение в Японии обязано своим происхождением кодексу бусидо. Ведь только в случае левостороннего направления движения два самурая, столкнувшись на улице, могли разойтись, не задев друг друга мечами (что считалось смертельным оскорблением). В Черкесии же вооруженные всадники, едущие навстречу друг другу, обычно расходились между собой левое плечо к левому плечу, вопреки общему для всех остальных обычаю расходиться со встречным, уступая ему правую от себя сторону. Объяснялось это тем, что оружие (саблю, кинжал) носили на левом боку и его вынимали слева на право. А когда воины обращены друг к другу левой стороной, действовать этим оружием им менее удобно. Иначе говоря, всадника, занимавшего по отношению к встречному правую, выгодную для удара сторону, следовало остерегаться больше, он был более опасным, чем тот, который занимал левую сторону, демонстрируя тем самым свое миролюбие, дружеское расположение к встречному. Положение менялось, когда всадники ехали в одном направлении и, один догонял другого. Тогда догоняющий, если он не имел злого умысла, должен был пристраиваться справа. При этом если спутник оказывался старше, то догоняющий после приветствия занимал левую сторону. Из этого правила было одно исключение: если один из всадников был «гостем», т.е. не был жителем местности, по которой ехал, а встретившийся или сопровождающий его, был жителем этих мест, то последний, будь он даже старше возрастом, занимал левую сторону, как бы оберегая гостя. Как только они выезжали за пределы той местности, младший по возрасту всадник должен был занять положенное ему место, т.е. левую сторону. Когда спутников было трое и они ехали в одном направлении - старший занимал место в центре, следующий по возрасту или положению ехал от него по левую сторону, а самый младший находился справа. Такая схема также имела скрытый смысл. Когда младший по поручению старшего отлучался, то левая, более уязвимая сторона у старшего оставалась закрытой, а правую он контролировал сам. 


Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
"Воспитанник". Худ. Мухамед Хахандуков. На картине хорошо видно, что младший по возрасту всадник (воспитанник -кан) едет слева от старшего (воспитателя - аталыка), прикрывая его менее защищенную левую сторону.

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
"Адыгские всадники". Худ. Мухамед Хахандуков. Старший  всадник  занимает место в центре, следующий по возрасту или положению едет от него по левую сторону, а самый младший находится справа.

В случае с женщинами черкесские дворяне поступали наоборот, так как женщины не представляли угрозы и не могли быть объектом нападения. С женщинами расходились правое плечо к правому плечу. Во время беседы с женщиной нельзя было стоять к ней левым боком, показывая ей «вооруженную» сторону. Отходя от женщины, мужчина поворачивался налево, так, чтобы оказаться к ней правым «безоружным» боком. В этой связи стоит упомянуть еще один обычай напрямую связанный со всеобщим запретом поднимать оружие на женщину – это черкесский обычай «заступничества женщины», заключавшийся в том, что женщина могла, с непокрытой головой броситься между сражающимися и прекратить кровопролитие. Более того, преследуемому врагами мужчине достаточно было укрыться в покоях женщины, или коснуться рукой её одежды, чтобы остаться невредимым. Вообще, в целом, в части касавшейся почтительно-уважительного отношения к женщине, адыгский этикет был гораздо ближе к этикету западноевропейских средневековых рыцарей, нежели к нормам бусидо. 

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Черкесский князь беседует с княжной. При этом он стоит повернувшись к ней правым, "невооруженным" боком. Гравюра XVIII века. Худ. К. Г. Гейслер.

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
"Примирение кровников". Согласно древней традиции, существовавшей у адыгов, если женщина становилась между сражающимися мужчинами с обнаженной головой, они должны были немедленно прекратить бой, рискуя, в противном случае, покрыть свои имена несмываемым позором.

Воинствующие бессребреники. 

Как говорил римский полководец Вентидий: «Благородный воин не нуждается в богатстве, поскольку не боится бедности». В средневековой Японии, из множества самых разных видов человеческой деятельности, самой недостойной для самураев считалась купеческая. В качестве доходов воины обычно получали натуральную часть от урожая, выращенного крестьянами. В случае необходимости могли и сами заниматься сельским хозяйством на собственном участке, но деньги, а также все способы и методы их зарабатывания, а тем более накопления, презирали. Никогда не ценили золото и не украшали себя им. Среди самураев существовало даже такое выражение, отражавшее крайнее нравственное падение государства: «их правители любят золото, а воины боятся смерти». Даже говорить о деньгах считалось не достойным, а неосведомленность в ценности различных монет была признаком благородного происхождения. «Только глупый человек», - гласит одно известное японское высказывание, - «может жаловаться на бедность, поскольку богатство является препятствием на пути обретения мудрости». 


Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Семья средневекового японского торговца подсчитывает барыши. Японская гравюра.

В свою очередь черкесские уорки не занимались ни земледелием, ни торговыми делами. Адыги полагали, что благородному подобает лишь править своим народом и защищать его. Торговля в стране находилась в руках армянских купцов-черкесогаев, живших среди адыгов, и хорошо знавших их язык и обычаи (подробней о черкесогаях в статье: Армянская диаспора (община) в Краснодаре и на Кубани: черкесогаи, нахичеванские, азербайджанские, грузинские и турецкие армяне). В обществе восхвалялась щедрость, жадность и скупость порицались. Поэтому любой аристократ охотно делился всем своим имуществом с каждым нуждающимся. Всякое отклонение от этой нормы считалось величайшим позором. Знатные люди жили очень скромно, нередко одевались хуже своих подданных и выделялись среди соплеменников только хорошим конем и богатым оружием, так как по обычаю, имели право никому их не дарить. Таким образом и адыги и японцы видели корень зла в накопительстве, ибо согласно народной мудрости «можно избавиться от тысячи и одной проблемы, если не впадать в зависимость от роскоши». Во многом благодаря такой психологии представители «правящей элиты» и само общество, действительно были избавлены от множества пороков, присущих другим народам. Как известно, в Риме купцы процветали, поскольку финансовой системе придавалось важное государственное значение. Но состоятельность и любовь к роскоши способствовали постепенному развитию в римских гражданах чувства алчности и продажности, что наряду с другими факторами и привело империю к гибели. Увы, времена меняются, и семена стяжательства дают теперь пышные всходы и на японской и на адыгской земле.


Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Армянский купец черкесогай и черкесский дворянин уорк. Гравюра XVIII  века.


"Сохранить лицо".

В основе соблюдения многочисленных норм воинского этикета и у адыгов и у японцев лежало понятие «Лицо», неразрывно связанное с понятием «Честь». Воин с самых ранних лет должен был иметь представление о благородстве и чести, чтобы не совершить проступка, который мог привести к изъянам в характере. Этикет впитывался с молоком матери, прочно входил в кровь, кожу и душу в процессе всей жизни. Он четко регламентировал взаимоотношения феодалов различных рангов, порядок их подчиненности друг другу, тонкости поведения человека в обществе и на войне и т.п. Не соблюдение общепринятых неписанных правил поведения влекло за собой «потерю лица», т.е. общественное порицание и презрение, которое для любого уорка или самурая было страшнее смерти, поскольку лишало его уважения общества (последствия "потери лица" и некоторые нормы Адыгэ Хабзэ прекрасно описаны здесь: см. Поэма М. Ю. Лермонтова "Беглец"). Многие дворяне, ради «сохранения лица», жертвовали своей жизнью, предпочитая славную смерть бесславному и жалкому существованию, ибо «стыд за содеянное изъедает душу, как трещина в стволе дерева, которая не может зарасти, а лишь разрастается, убивая, в конце концов, дерево». 



Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Минамото-но Ёримаса ( род. 1106 г. — ум. 1180 г.) — японский поэт и военачальник конца XII века из рода Минамото, активный участник войны Тайра и Минамото (война Гэмпей) готовится совершить сэппуку после поражения в битве при Удзи (июль 1180 г). Это был первый известный случай совершения самураем харакири вследствие военного поражения.


Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Самураи считали сэппуку или харакири (букв. вспарывание живота) одним из достойных способов «сохранить лицо» в ситуации угрожающей позором. Перед самоубийством самурай писал предсмертное стихотворение, что хорошо видно на гравюре.


Показательна в этом смысле история Ота Докан - великого строителя замка в Токио. Говорят, что ранивший его противник, зная поэтическое мастерство Ота, насмешливо произнес:



«Только в это мгновение,
Наше сердце может оценить
Всю радость жизни».

Ота, посчитав постыдным просить о пощаде, превозмогая боль, хладнокровно ответил:
«В тихие часы покоя
Оно было приучено
Смотреть на жизнь без сожаления».

После чего был убит. 


Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Ота Докан получает за свое поэтическое мастерство приз в виде веточки сакуры. Японская гравюра.


Не менее показательна и история героя древнего адыгского героического эпоса Ешаноко Озырмеса. Согласно преданию, во время одного из своих набегов в Дагестан, Озырмес захватил добычу и, оторвавшись от погони, возвращался в Кабарду. Вдруг, он неожиданно повернул назад и затеял новое сражение, во время которого был смертельно ранен. 

"Бегом если буду возвращаться,
[враги] долю стыда мне дадут [заподозрят в трусости]", - сказал Ешаноко,
вернулся и жестокое сражение начал. 


Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Герой адыгского героического эпоса Ешаноко Озырмес.


В отличие от японцев, у адыгов сложилось традиционно отрицательное отношение к самоубийству, поэтому в случае военного поражения, при возникновении опасности попасть в плен, они сражались отчаянно, стараясь дорого продать свою жизнь. Генерал-майор Генерального штаба царской армии барон К. Ф. Сталь, принимавший участие в Кавказской войне, писал по этому поводу следующее: "Сдаться военнопленным есть верх бесславия (у черкесов - прим. авт.) и потому никогда не случалось, чтобы вооруженный воин отдался в плен. Потеряв лошадь, он будет сражаться до последней возможности и с таким ожесточением, что заставит наконец убить себя". 



Вместо послесловия. 


Самураи воплощали собой некий идеал для всего народа Японии. Не было ни одного вида искусства, которое в какой-то мере не подверглось бы влиянию кодекса бусидо. Вся японская философия и этика, прямо или косвенно, была пронизана его идеями. Изначально возникшие в среде воинской элиты, они, постепенно, проникали в иные сословия, становились эталоном и законом для всего государства. И хотя большинство простых людей не достигало тех высот духа, который был присущ самураям, все же этот самый дух стал символом, отражающим самоотверженный характер всего народа «Страны восходящего солнца». 


Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Групповой снимок самураев эпохи Мэйдзи (1868-1912, букв. просвещенное правление, япон.). 

Нужно отметить, что в период Мэйдзи, нормы бусидо и носители этих норм - самураи, обвинялись во всех бедах Японии, отвергались японским социумом и даже подвергались гонениям. Подавляющее большинство самураев низшего и среднего ранга, презиравшее накопительство и стяжательство, вынуждено было влачить нищенское существование и зарабатывать себе на пропитание сельскохозяйственным трудом, изготовлением вееров, зонтиков и прочими "неблагородными" занятиями. Их лишили всех привилегий, права ношения оружия (Указ о запрете мечей от 28 марта 1876 года) и традиционных самурайских причесок. Однако, постепенно, с превращением Японии в империю, началом колонизации Кореи, а особенно в ходе Русско-японской, Японо-китайских, Первой и Второй мировых войн, ценности кодекса бусидо оказались вновь востребованными, возродились и поднялись до уровня национальной идеологии. Японское общество того периода было буквально пропитано самурайским духом и традициями. А после поражения Японии во Второй мировой войне и потери всех колониальных владений, этот дух и традиции (формально оказавшиеся под официальным запретом), в скрытой форме, стали одним из краеугольных камней того фундамента, на котором в послевоенные годы было построено знаменитое японское "экономическое чудо". Чтобы проиллюстрировать вышесказанное, приведем несколько конкретных примеров из жизни Японии XIX - XX веков, коих, на самом деле, было бесчисленное множество.

Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Ноги Марэсукэ (1848-1912) - генерал Японской империи.  

Ноги Марэсукэ родился в самурайской семье. В 1869 году поступил на службу в армию. Сражался против повстанцев во время Сацумского восстания (1877). В одном из тяжелых боев, потерял знамя пехотного полка которым командовал. Этот позор преследовал его всю жизнь и в дальнейшем, Ноги назвал его одной из причин своего самоубийства.  В 1879 году изучал в Германии стратегию и тактику. За заслуги  в первой Японо-китайской войне (1894-1895) получил титул дансяку (барона) и Орден Золотого коршуна 1-й степени. После окончания войны был назначен генерал-губернатором Тайваня. В период русско-японской войны командовал третьей армией, возглавлял осаду и штурм Порт-Артура, в ходе которых потерял обоих своих сыновей, находившихся в действующих частях. После взятия города был объявлен национальным героем Японии, награжден титулом хакусяку (графа) и Орденом Восходящего солнца  1-й степени. Однако сам генерал винил себя в смерти 56000 солдат  павших под Порт-Артуром и просил у императора разрешения совершить сэппуку. В ответ император Мэйдзи взял с него слово, что он не совершит самоубийства, по крайней мере, до тех пор, пока жив сам император. С 1908 по 1912 гг Ноги Марэсукэ руководил элитной школой для детей высшей аристократии,  был воспитателем будущего императора Хирохито и основателем скаутского движения в Японии. Потратил большую часть своего состояния на больницы для раненых солдат и памятники павшим воинам. После смерти императора Мэйдзи, посчитал себя свободным от данного слова и, вместе с женой, совершил сэппуку.  Ноги Марэсукэ по сей день считается в Японии образцом служения стране, императору и народу. В его честь построен синтоистский храм, а сам он почитается японской синтоистской церковью как святой. 


Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Такидзиро Ониси (1891 - 15 августа 1945) - японский военно-морской деятель, вице-адмирал Императорского флота Японии (1943). Являлся главным идеологом и инициатором создания подразделений камикадзе, за что получил прозвище "отец камикадзе".

Такидзиро Ониси родился в самурайской семье. Окончил военно-морское училище в Этадзиме. Служил на флоте и в авиации. Был хорошим пилотом (освоил множество типов летательных аппаратов - от дирижаблей, до самолетов). Прошел десантную подготовку. Участвовал в Первой мировой войне. Обладая независимым характером, никогда не боялся прямо высказывать свое мнение вышестоящим командирам, ввиду чего пользовался репутацией "неудобного" подчиненного. За нарушение субординации был исключен из Военной академии и остался на флоте только благодаря наличию боевого опыта. При этом пользовался непререкаемым авторитетом у подчиненных и огромной популярностью в войсках. С 1920 года - в военной разведке. Принимал активное участие в создании морской авиации Японии, считался одним из ведущих специалистов в этой области. В 1928-1929 годах командовал авиагруппой на авианосце "Хосе", участвовал в военных действиях в Китае. В 1938 году основал "Общество по изучению воздушной мощи" и написал книгу "Боевая этика императорского военно-морского флота", в которой рассмотрел вопрос готовности подчиненных выполнить приказ командования любой ценой, в том числе - ценой собственной жизни (эта работа широко использовалась для подготовки личного состава японского флота и летчиков морской авиации, а затем стала одним из ключевых элементов идеологического воспитания пилотов-камикадзе). Занимая пост начальника штаба 11 воздушного флота (январь 1941 - февраль 1942), по поручению адмирала Исороку Ямамото, участвовал в разработке плана нападения на Пёрл Харбор. С началом военных действий, лично возглавил операцию ВВС по уничтожению главных сил американской авиации на Дальнем Востоке. В 1943 году, занимая руководящие посты в Военно-морском министерстве и штабе флота, выступал одним из главных инициаторов создания отрядов летчиков-смертников. С октября 1944 года и до конца Второй мировой войны, в должности командующего 1-го воздушного флота, а затем начальника штаба объединенного Юго-Западного воздушного флота, занимался вопросами формирования, обучения и боевого применения соединений камикадзе. 

После капитуляции Японии во Второй мировой войне, вице-адмирал Ониси, дабы избежать позора поражения, как истинный самурай,  совершил ритуальное самоубийство - сэппуку  (в отличие от гитлеровских военных преступников, отнюдь, не из страха перед судом "союзников"). При этом, желая максимально разделить страдания со "своими мальчиками" - погибшими воинами-камикадзе, он отказался от помощи ассистента "кайсяку", который, по ритуалу, должен был отрубить ему голову, после того, как адмирал вскроет себе брюшную полость. Такидзиро Ониси умирал в тяжелой агонии 12 часов! Смерть наступила от потери крови... Несомненно, с точки зрения "носителей западных ценностей", тем паче нынешних руководителей, твердо усвоивших принципы "потребительской морали", подобный поступок просто абсурден и выглядит несусветной глупостью. Однако в действительности, он свидетельствует о глубочайшем чувстве вины и высочайшей степени внутренней личной ответственности, которые ощущал этот человек перед своими солдатами и японским народом за принятые им решения и поражение Японии в войне. История сохранила для потомков предсмертные стихи и завещание Такидзиро Ониси, демонстрирующие истинное величие самурайского духа.

"Омыта и ясна,
Теперь луна сияет.
Гнев бури миновал.
Теперь все сделано,
И я могу уснуть
На миллионы лет".


Завещание Такидзиро Ониси 

"Я обращаюсь к духам токкотай - воинов-камикадзе.
Я от всего сердца благодарю вас за отвагу в бою. Вы верили в неизбежность окончательной победы и умерли достойно, опав, подобно цветам сакуры. Ваши надежды не оправдались. И своей смертью я приношу извинения духам моих воинов и их осиротевшим семьям. 

Далее.
Я обращаюсь с призывом ко всем японцам. Было бы величайшим благом, если бы все вы поняли, что действуя опрометчиво, жертвуя своими жизнями, вы играете на руку врагу. И, осознав это, превозмогая боль, с верой последовали бы священному приказу Его Императорского Величества (приказ о капитуляции Японии от 15 августа 1945 года - прим. авт.). Однако, смиряясь перед тяжестью этого испытания, не забывайте о вашем гордом имени Японцев. Все вы - сокровище нашей страны. После, уже во времена мира, почитайте духов-эйрей, делайте все, что в ваших силах, ради процветания Японской нации и ради Мира между народами всей Земли."

Вице-адмирал
Такидзиро Ониси 


Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Пилоты-камикадзе. Последний снимок, перед последним полетом. Все летчики держат в руках японские мечи. В Императорской армии Страны восходящего солнца,  меч (син-гунто или кай-гунто) являлся не просто оружием. Он был воплощением  воинских традиций и самурайского духа. А поскольку камикадзе считали себя современными самураями, то меч стал самой отличительной чертой их экипировки. Кроме того, для пилотов-камикадзе он имел и чисто ритуальное значение, поскольку по синтоистским понятиям облегчал переход самурая в мир ками (духов), для чего в момент смерти требовалось держать его в руках.

Большинство японских летчиков камикадзе не были выходцами из самурайских семей. В основном, это были студенты университетов - дети простых крестьян, торговцев, рабочих и служащих. Тем не менее, японское командование никогда не испытывало проблем с нехваткой добровольцев. Более того, желающих было в три раза больше, чем самолетов. Мотивы вступления в отряды смертников (причем не только в авиации, но и на флоте, и в армии) варьировались от неподдельного искреннего патриотизма, до желания прославить свой род. И все же, глубинные корни этого феномена крылись в самой японской культуре и традициях бусидо, даже в XX веке пронизывавших всю духовную жизнь японского общества, а также вытекавшим из этих традиций отношении японцев к смерти. Умереть за свою страну и Императора - было высшей честью и заветным желанием для многих молодых людей того времени. На родине камикадзе превозносили как героев, о них молились в храмах как о святых, их родные сразу же становились самыми уважаемыми людьми в своем поселке или городе... Перед каждым вылетом пилотов камикадзе проводилась специальная церемония: летчики выпивали чашечку сакэ, повязывали на лоб белую повязку хатимаки (белый цвет символизировал смерть, а сама повязка - непреклонность намерений и высокий боевой дух), некоторые, согласно старинному самурайскому обычаю, писали предсмертные стихи хайку (хокку).   

"Подобно цветам сакуры
По весне,
Пусть мы опадем,
Чистые и сияющие.
Нам бы только упасть,
Подобно лепесткам вишни весной,
Столь же чистыми и сияющими!"


Предсмертные стихи хайку (хокку) пилота-камикадзе из подразделения «Семь Жизней», погибшего в феврале 1945 года в возрасте 22 лет.


В Черкесии различия между этикетом высших и низших сословий также были мало ощутимы. Сословное деление адыгского общества даже в XIX в. не достигло уровня, при котором резко очерчивались границы между культурой и идеологией феодальной верхушки и простого народа. Высшие сословия постоянно пытались противопоставлять свой этикет уорк-хабзе народному этикету. Но тот и другой были, по существу, лишь разными сторонами одного и того же единого адыгского этикета - адыгэ хабзэ, охватывавшего всю материальную и духовную жизнь адыгского социума тогда, и не потерявшего своей актуальности до сих пор. Народ осваивал, перерабатывал рыцарский кодекс, дополнял его новыми элементами, отвечающими условиям его быта, историческим нуждам и задачам. Вместе с тем, к исключительной компетенции уорк хабзе и бусидо относились именно тонкости военного быта и соответствующие правила поведения человека на войне. 

В ходе длительного военного противостояния с царской Россией (см. Кавказская война (кратко причины, итоги, последствия) - трагедия народов), рыцарские нормы уорк хабзэ подверглись серьезным негативным деформациям, обусловленным исключительной ожесточенностью конфликта, а их носители - представители военной элиты, в большинстве своем были либо уничтожены, либо вынуждено покинули историческую родину и рассеялись по миру. На чужбине многие из черкесских аристократов добились на военном поприще заметных успехов, но уникальная цельная воинская культура адыгов оказалась фрагментирована и утрачена...



Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
После окончания Кавказской войны (1864) большинство черкесских (адыгских) князей и дворян не смирилось с поражением Черкесии, эмигрировало в Турцию и вступило в османскую армию. Часть осела в других странах Ближнего Востока. Остальные рассеялись по миру.Черкесские дворяне мухаджиры в Турции. Фото конца XIX века. 


Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Биг Ахмет Февзи-паша (1871-1947) - выходец из семьи убыхских дворян мухаджиров, переселившихся в Турцию после Кавказской войны. Бригадный генерал Османской армии. В 1889 году окончил Военную академию в Стамбуле. Некоторое время занимал пост военного атташе Турции в Тегеране.Во время Младотурецкой революции (1908)  удержал черкесов проживавших на территории Османской империи от братоубийственной гражданской войны. Участник Балканских  (1912-1913) и Первой мировой (1914-1918) войн, а также Войны за Независимость Турции (1918-1920).  Командовал 9  и 15  кавалерийскими  корпусами, кавалерией 4 армии, Стамбульским центральным командованием.  В 1920 году подал в отставку. Умер в Стамбуле.


Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Хасан Изет-паша (Дженатуко) (1871-1933) - выходец из семьи черкесских дворян мухаджиров, переселившихся в Турцию после Кавказской войны. Генерал-лейтенант (1914) Османской армии. В 1890 году закончил Военное училище, в 1893 - Военную академию в Стамбуле. Во время Первой Балканской войны (1912-1913) командовал 2-й дивизией "Нешет Бей", оборонявшей Чаталджинскую укрепленную линию. С началом Первой мировой войны был назначен командующим Третьей турецкой армией дислоцировавшейся на Кавказском фронте. Перед началом Сарыкамышского сражения поссорился с Энвер-пашой, решившим взять командование армией на себя, и 18 декабря 1914 года подал в отставку. В 1818-1919 годах был председателем черкесского благотворительного общества в Стамбуле, написал трехтомную "Историю Кавказа" и монографию "Старые фракийцы и черкесы". В своих работах впервые сформулировал ряд проблем древней и средневековой истории адыгов. В частности, первым рассмотрел "хеттский вопрос" в контексте адыгского этногенеза.


Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Берзек Мехмет Зеки-паша  (1830–1924) — убых по национальности, представитель знатного дворянского рода Берзек. Родился на Северном Кавказе. В период Кавказской войны эмигрировал в Османскую империю. В 1864 году закончил Военную академию в Стамбуле. Служил в османской армии и особо отличился во время Русско-турецкой войны 1877—1878 гг. За успехи на военной службе получил звание маршала. По его рекомендации султан Абдул Хамид II создал в Восточной Анатолии курдские  кавалерийские полки «Хамидие», полностью вооруженные и экипированные по черкесскому образцу.


Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Некоторое число черкесских (адыгских) князей и дворян было интегрировано в состав Российской империи еще в ходе Кавказской войны. После ее окончания, часть из них служила в русской армии, другая занимала различные административные должности, но основная масса жила частной жизнью. На фото черкесские (кабардинские) князья и первостепенные дворяне: 1.Тамбиев, 2. Атажукин, 3. Урусбиев, 4. Наурзов, 5. Кармов (генерал русской армии), 6. Кармов, 7. Абуков. Конец XIX века.


Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Черкесский (темиргоевский) князь Келемет Болотоков (1837– не ранее 1865), поручик русской армии (к 1865), участник Крымской войны (1853–1856). Награжден знаком отличия Военного ордена «для мусульман» под № 32, бронзовой медалью в память Крымской войны 1853–1856, серебряной (золотой) медалью на Георгиевской ленте для ношения в петлице, с надписью «За храбрость» (15.07.1861), орденом св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом. Состоял в лейб-гвардии Кавказско-Горском полуэскадроне собственного Его Императорского Величества конвоя оруженосцем с 02.01.1858, юнкером – с 31.05.1858. Произведен в чин корнета 15.07.1861. Проживал в родовом ауле темиргоевского князя Асланбека Болотокова, Майкопского уезда Кубанской области. Фото второй половины XIX века. 


Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Анзоров Мудар Кайсунович (1883 - 1927). Генерал-майор русской армии (09.04.19). Из черкесских (кабардинских) первостепенных дворян Анзоровых. Сын генерал-майора Кайсуна Анзорова. Окончил Николаевское кавалерийское училище. За отличие в Русско-японской войне (1904-1905) награжден орденами  «Св. Георгия» IV степени, «Св. Анны» - IV степени с надписью «За храбрость», «Св. Анны» - III степени с мечами и бантом, «Св. Анны» - II степени с мечами, «Св. Станислава» - II степени с мечами. В Первую мировую войну воевал в составе 18-го драгунского полка на турецком фронте. Награжден орденом «Св. Владимира» IV степени с мечами и бантом. Произведен в чин подполковника 13.12.1916 г. В ноябре 1917 г. переведен в Кабардинский конный полк Кавказского Туземного конного корпуса. С лета 1918 г. в составе белогвардейских частей в чине полковника. С весны по осень 1919 г. - командир 1-ой бригады Кабардинской конной дивизии.  05.10.1919 г. назначен командиром Кабардинской конной дивизии. Дважды ранен.  В 1920 г. эмигрировал с семьей за границу. Умер весной 1927 г. в гор. Алеппо, Сирия.


Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
Семья адыгских (абадзехских) первостепенных дворян (тлекотлешей) Бешук. На фото брат и две сестры (Пшиканшау - в центре, Фатимет и Гощнау - слева и справа). Фото начала XX века из личного архива Аутлева Д.М..


Адыгэ Хабзэ, Кодекс бусидо, Японские самураи, Уорки, Бусидо, История
В целом, участь большинства адыгских (черкесских) князей и дворян, оставшихся на исторической родине, была трагичной. Немногим из них удалось пережить две мировые и гражданскую войну, революции и репрессии. На фото адыгский (шапсугский) первостепенный дворянин (тлекотлеш) Чухо Магамет Хатажукович. Арестован в 1937 году по ложному доносу и клеветническому обвинению в контрреволюционной деятельности. Умер в заключении. Фото начала XX века из личного архива Аутлева Д.М.


К сожалению, ограниченные рамки данной статьи, не позволяют нам раскрыть всю своеобразную красоту и многообразие военной культуры Черкесии и Японии. Да это и не возможно. Для этого нужно полностью погрузиться в давно исчезнувшую атмосферу ушедшей эпохи. Однако вглядываясь в старые фотографии, мысленно прикасаясь к оружию и доспехам того времени, невольно ощущаешь что-то едва осязаемое, что-то, что и сегодня, несмотря ни на что, все еще живет в адыгском и японском народах, связывает их тонкой невидимой нитью из глубины веков, через пространство и время...


P.S.
Будем честны, период господства военной аристократии не был "золотым веком" человечества. Это была суровая эпоха войн, крови, жестокости, насилия и страданий. Но, именно поэтому она, в отличие от нынешней эпохи потребительства и стяжательства, была буквально пропитана такими (ныне практически забытыми) понятиями как честь, достоинство, долг, ответственность, служение, самопожертвование, взаимопомощь, национальное самосознание... Возможно, в совсем недалеком будущем, человечеству вновь придется вспомнить о них, хотя бы ради того, чтобы выжить (подробней об этом здесь: Про реальный Апокалипсис и здесь: Айтеч Хагуров. Точка Бифуркации). 

Автор текста: © Джамбулат Аутлев 

Внимание! Ранее материал публиковался в печати. Все права защищены.

Список источников:

Б.Х. Бгажноков. Адыгейский этикет. Нальчик, 1978.

Б.Х. Бгажноков. Путь воина в культурной истории адыгов. Газета Юга, 2003. 3 июля.

М. Г. Гогитидзе. Черкесские военные деятели. Тбилиси, 2013.

А. В. Казаков. Адыги (черкесы) на российской военной службе. Воеводы и офицеры, середина XVI - начало XX вв. Нальчик, 2006.

А.С. Марзей. Черкесское наездничество (зекIуэ).

К.Ф. Сталь. Этнографический очерк черкесского народа. Кавказский сборник, Т 21., Тифлис, 1900.

Ф. Ф. Торнау. Секретная миссия в Черкесию русского разведчика барона Ф. Ф. Торнау. Нальчик, 1999.

Сборник "Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII - XIX вв.". Нальчик, 1974.

К. С. Носов. Вооружение самураев. Москва, 2002.

Инадзо Нитобэ. Кодекс Бусидо. Душа Японии. Изд. "София", 2004.

Сборник "Хагакурэ" (Сокрытое в листве). Кодекс бусидо. Изд. ЭКСМО. Москва, 2004.

Понравилась статья? Добавьте ее в закладки социальных сетей и поделитесь с друзьями. Кнопки социальных сетей внизу.

3 комментария:

  1. Автор с нескрываемым пиитетом описывает благородных японских воинов - самураев, опираясь, естественно, на информацию, любезно предоставленную самими японцами. А между тем, самураи-это потомки от смешанных браков японцев с уничтоженным ими народом - айнами, вот те, действительно корысти не знали, и были первоклассными воинами. Как наглядное доказательство - бороды и оволосение на теле у многих самураев, что для японцев просто невозможно генетически.Для исчезновения айнов были и объективные причины: это очень древний этнос, находящийся на своей нисходящей стадии, как баски к примеру. Впрочем, субъективный фактор в виде агрессии и коварства японцев тоже никто не оспорит. В прямом открытом бою они айнов одолеть не могли, поэтому воспользовались абсолютным отсутствием у последних таких качеств как хитрость и лукавство. Подрыв айнских сил был совершён насколько банально настолько и подло. Под предлогом переговоров собрали вождей кланов и перебили. Учитывая, что к тому моменту уже существовало достаточно смешаннных браков между детьми японских феодалов и айнских вождей, заключённых опять же под предлогом налаживания добрососедских отношений, сломить сопротивление оставшихся было делом времени. Заодно, кстати, присвоили "Книгу боя"-пособие по боевому искусству, а теперь всему миру заявляют, что у диких айнов письменности не было. Поверьте, это не досужий вымысел, информация почерпнута у серьёзных авторов-исследователей айнского этноса - Б.Пилсудский, Б.Жеребцов, Ч.М.Таксами.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. В тот период, о котором Вы говорите, никакого кодекса бусидо у японцев еще не было, он только начинал формироваться. Кроме того, во все времена и в любом народе всегда были те, кто считал, что цель оправдывает средства и война все спишет. Но были и те, кто даже среди ужасов войны оставался Человеком, стремился не запятнать свою честь, придерживаясь каких-то правил, даже по отношению к противнику. Сегодня мы отдаем дань уважения именно последним...

      Удалить
  2. ...Автор ставит акцент на кавказкой войне, которая длилась добрую сотню лет. В то время как война японских колонистов с айнами длилась около полутора тысяч лет. При чём окончательно айнов добили только в начале 20 века. За это время острова которые сейчас называют Японскими были полностью от них "зачищены". И лишь ничтожная часть айнов была ассимилирована.
    Бусидо говорите? Этот кодекс как-то совсем не препятствовал уничтожению других народов.

    ОтветитьУдалить

Translate